> Литература ли фантастика?

Литература ли фантастика?

Хельги, 21 апреля 2007 г. в 20:08

С детства этот вопрос никогда передо мной не стоял. Для меня литература делилась на три части — «серьёзную» (важную, но слишком скучную), то, что читаю я (интересные мне книги — как правило, фантастика) и мусорную (всякие романчики в мягких обложках). При этом наличие звездолётов не означало автоматически, что книга попадёт в категорию sci-fi — в этом я убедился, прочитав идиотскую повестишку перестроечных времён, в которой доблестный космодесантник Иван косил направо и налево злобных трёхглазых пришельцев.

Случайно ли то, что фантастика стала для меня жанром по умолчанию? В детстве я не читал сказок — я читал фантастику: «Изумрудный город» Волкова, «Одно другого интересней» поляка, фамилию которого я запамятовал, Стругацких. А серьёзная литература изучалась в школе, что делало её донельзя занудной.

Ещё я читал Джека Лондона и Александра Грина, Конан Дойла и Герберта Уэллса. Фантасты? И да и нет. Но они явно не писали об обломовых и прочих героях нашего (да какого, к дьяволу, нашего?) времени.

Посмотрите внимательно на статистику библиотеки, три самых ходовых жанра там — фэнтези, фантастика и космоопера, всего около полутора сотен книг. Это половина книг в библиотеке. Вы видите, я не отказался от чтения фантастической литературы. И не размышлял особо над тем, насколько вообще её можно литературой называть.

Но недавно два события подряд побудили меня взяться за перо клавиатуру ноутбука. Одно из них — проходивший на филфаке две недели назад семинар о фантастике, где одна дама очень живо объясняла проблему недооценки фантастики некоторыми литературоведами. Второе — чрезвычайно резкая и непримиримая позиция одного товарища, письмо которого опубликовали в «Мире фантастики». Он издевательски благодарил редакцию за рубрику «Книжный ряд», говоря, что эти-то книги он точно никогда сыну не купит. Дескать, растлевают. А может, и не растлевают, может, просто труха и шлак.

Сам этот товарищ заявлял, что некоторые лучшие его друзья — негры он и сам читает фантастику, но — не всякую. Хм, Беляева, наверное, читает, про светлое коммунистическое будущее. Впрочем, я отвлёкся.

Беда — причём и меня в детстве, и этого радикального ревнителя литературы вместе с тысячами ему подобных — в однобокости. Они видят в фантастике и фэнтези в худшем случае абсолютное, пагубное зло, а лучшем — макулатуру. Я старался читать одну фантастику, потому что реализм был скучен. Истина, конечно, лежит посередине.

Дама с филфака очень правильно сказала, что фантастика как субкультура и фантастика как литературный приём — очень разные вещи. И на фантастические книги столь косо поглядывают именно потому, что они принадлежат субкультуре — ну, вы понимаете, мягкие обложки, горящие звездолёты и взмыленные кони, мускулистый герой с остро наточенным бластером и наследная принцесса, робко жмущаяся к его плечу. Фикшн. Чтиво.

Но ведь относиться ко всей фантастике как к отходам переработки древесины из-за конно-звездолётных книжек — это же всё равно что, скажем, презирать весь детективный жанр, вместе с Конан Дойлом и Агатой Кристи, только из-за того, что существуют какой-нибудь там Разумовский и Маринина! Это же попросту дико, не находите?

Единственное, что меня радует: сын ревнителя, помянутого выше, скорее всего потянется к фантастике наперекор воле отца. Запретный-то плод, он того. Сла-адок.