> Технологическая сингулярность

==Технологическая сингулярность== Хельги\\ 6 июня 2007 г. Технологии и наука развиваются экспоненциально. Если XIX век можно было однозначно охарактеризовать как «век пара и электричества», то за век минувший важных открытий было столько, что их сложно даже перечислить. Автомобиль, летательные аппараты тяжелее воздуха, компьютеры, электроника, антибиотики, космические аппараты, интернет — это то, что пришло мне на ум сходу. Закон Мура, также предлагающий экспоненту в качестве формулы повышения производительности компьютерных систем, пока выполняется, и нет оснований предполагать, что в ближайшее время он работать перестанет. Так что же ждёт нас в ближайшем будущем? Как показала практика, за последние полвека фантасты постоянно ошибались в своих прогнозах. Проблема была даже не в том, что они торопились с выводами о наступлении светлого будущего — они просто глядели не туда. Мы так и не достигли ни одного небесного тела, кроме Луны. Возможно, нам это просто не нужно. Зато мы развиваем информационные технологии. Как ни смешно, но ближе всего к истине оказались авторы киберпанк-романов: хотя современные компьютеры мало напоминают гибсоновские деки, но вот интернет Гибсон описал очень точно; лишь по иронии судьбы лёд (ICE) стал огнём (firewall). Но речь не об этом. Я хочу затронуть вот такой вопрос: если развитие технологии будет ускоряться экспоненциально и далее, то что нас ждёт в ближайшем будущем, не конкретно, разумеется, но концептуально? Математик и фантаст Вернор Винджи считает, что в течение следующих двадцати лет практически наверняка наступит момент, когда экспонента превратится в гиперболу, и наступит технологическая сингулярность, после которой человечество как раса перестанет существовать, а её место займёт другая цивилизация, трансчеловеческая, которую мы сейчас осознать и воспринять нашим сознанием не можем. Сейчас сложно сказать, изменится ли сам человек, или его место займут мыслящие машины (Винджи рассматривает несколько вариантов), но если события будут развиваться по этому сценарию, то через двадцать лет нас тут не будет. Случайный путешественник на машине времени, попав в 2030 год, просто не найдёт там цивилизации в его понимании; то, что он увидит, окажется за гранью его восприятия. В своих книгах Винджи пропагандирует идею технологической сингулярности (другое название — «переход»), он считает её естественным этапом развития расы. Как обезьяны, в некотором роде наши предки, не примут нас за своих, так и мы не смогли бы распознать в перешедшей цивилизации себя. Эта же идея эксплуатируется в романе Артура Кларка «Конец детства». После перехода, по Кларку, цивилизация становится частью единого вселенского Сверхразума. Для всякой разумной расы, сумевшей не уничтожить себя и достичь определённого уровня развития, это неизбежно. Лишены жутковатой перспективы влиться в мировой разум лишь Сверхправители, вечные акушеры, помогающие всё новым и новым расам достичь сомнительной нирваны. Переход в рамках отдельно взятой планеты художественно описывается и у Лукьяненко в романе «Звёздная тень». Специально приведу описание целиком: <<– Я видел их миры… Хрустальный Альянс погибал. Мы не могли пройти Вратами на планеты, где уже забыли человеческий облик. Но думали, что в этом – решение. Тогда я взял… корабль… <…> Мы двигались сквозь изнанку пространства. Я пытался вывести корабль к Земле Изначальной. Но это не удалось… мы просто промахивались. Удалось добраться до Пироги… это одна из первых колоний, очень древний мир. Тогда был обычай называть колонистские корабли по-морскому: Галеон, Глиссер, Катер, Каравелла… А планеты называли в честь первого приземлившегося корабля. Мы вышли в обычный космос… <…> Планета горела, Петр. Всю поверхность затянуло плазменное море. Огненные валы захлестывали горы, пламя плясало по океанам. Протуберанцы били сквозь атмосферу, словно уже и не планета была перед нами, а звезда… Я решил, что они доигрались. Что у них техногенная катастрофа. Или война. Глазам было больно смотреть на этот мир, утопающий в огне… но мы все же приблизились. Лучший крейсер Альянса, он мог идти сквозь фотосферу звезд… мы приблизились… <…> На планете все оставалось целым, Петр. В лесах порхали птицы, в океанских волнах играли дельфины. Стояли города… древние города, я всегда мечтал их увидеть… По улицам ходили люди. Понимаешь – мир пылал и не замечал этого! Словно это происходило в двух непересекающихся пространствах, но мы же видели огонь, и защита стонала от нагрузки. А по улицам, облитым плазмой, ходили люди. Как автоматы. Словно заводные куклы, которые уже никому не нужны, но завод еще не кончился и механизм не износился… Это было страшно. И тоскливо – будто нас ткнули носом в собственное убожество. Мы пытались выйти на связь, но нас не замечали. Потом с планеты взвился протуберанец… поля не выдержали. Он прошил корабль насквозь. Сияние, и все в огне… но если мы и вспотели – то только от страха. И было ощущение, некоторые его испытывают, проходя Вратами… Чувство, что нас постигли. И все. Глянули — и ушли. Те, кто обитал в этом мире, уже не нуждались в человеческом обществе и не боялись его. Мы ударили по планете, уходя. От обиды, от злости. С тем же успехом можно было высечь море. А ты говоришь… остановились. Желающие идут вперед, Петр. Кто раньше, кто позже…>> Пойдём ли мы вперёд? Что же, сингулярность, если она наступит, будет дьявольски интересным событием. ====Литература====

Обсуждение статьи
Категории: Статьи и эссе